ВРУЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРЕМИЙ

OFF

  На снимке (слева направо) Илья Немцов, Борис Эскин, Ирина Маулер, Эфраим Баух, Леонид Финкель.

 

 

 

ВРУЧЕНИЕ  ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРЕМИЙ

РУССКОЯЗЫЧНЫМ ПИСАТЕЛЯМ ИЗРАИЛЯ


4 марта на торжественном вечере были вручены литературные премии русскоязычным писателям Израиля. Вечер открыл секретарь русскоязычного Союза писателей Израиля Леонид Финкель.

Премии имени выдающегося русского поэта фронтового поколения Давида Самойлова удостоилась поэтесса и бард Ирина Маулер за книгу стихотворений «Вишневое время», которую представил собравшейся публике писатель и публицист Михаил Юдсон.

В свое время я писал о первой ее книге:

«Можно ли по чувствам, знакам, ландшафтам, приметам, реалиям этой поэзии определить время нашей и автора жизни, а нужно ли? Такую поэзию невозможно пересказать прозой, ибо «реальностью забытых рук она проходит сквозь: каждого из нас.

Поэзия эта легка на подъем, ни стара, ни молода. Она – летуча…»

Премия имени Давида Самойлова присуждена поэту, живущему в Назарете Борису Эскину за книгу стихотворений, своеобразный творческий итог за прошедшие годы, «Край судьбы». Я бы сказал так, заранее отметая обвинения в некой патетике: этой книге Бориса Эскина престолом предстала книга его сонетов «Четырнадцать медноголосых строк».

Такова предоснова, потаенная суть творчества этого поэта,  длящаяся через все его книги, что в каждом его стихотворении, несмотря на их разнообразие, от начала и до конца разворачивается, выражаясь языком нашего современного компьютерного Бытия, вся «программа души» – непреходящая тоска моряка по суше, странника земных дорог по приколу.

Живой взгляд поэта, значительное время побывавшего в дальних,  давних плаваниях, не просто коснулся, а вобрал в себя места, которые в сознании нас, грешных, окутаны романтической дымкой. Для поэта мимолетное приобщение к просторам и именам, становится пронзительной, на всю жизнь, частью памяти и души. Библейские «вода и твердь» – океаны – Индийский, Тихий. Мыс Горн: воистину огонь, воды и медные трубы.

Мыс Доброй Надежды. Всегда меня мучил вопрос: а может ли быть мыс Недоброй Надежды? Я бы назвал открытую перед нами книгу «Край судьбы», при всей ее откровенности и трагичности, мысом Доброй Надежды. Мысом? А, быть может, островом? Или, и вправду, краем судьбы, краем земли, подобным ступне Всевышнего, единожды здесь ступившего и принесшего в мир столько боли и столько надежд?

Такова уж планида поэта – жить на краю своей судьбы, подобному борту корабля, за которым просторы «блаженного покоя»  чреваты смертью. Но, в отличие от простого смертного, поэт одарен и озарен силой любви. А жил он в стране, где, мягко говоря, неприязнь к еврейскому роду, ощущалась на каждом шагу. Да, он «вскипал при слове «жид», и дрался как вандал», и все же «боготворил страну, презревшую меня». Рана от этого настолько глубока, что поэту трудно и долго идти к тому, чтобы в этой строке заменить лишь одну букву – боготворить «страну, призревшую меня».

Художественно оформил книгу Бориса Эскина – выдающийся художник-иллюстратор, лауреат премии Ури Цви Гринберга, за лучшую иллюстрацию к произведениям этого ивритского поэта-классика Вольф Бульба.

Премии по прозе имени Юрия Нагибина, посетившего в 90-е годы Израиль и с особого теплотой относившегося к еврейскому народу и нашей стране, удостоена трилогия прозаика Ильи Немцова – романы   »Горшечник из Модиина», «Возвращение», «Багровый закат».

Глядя из Модиина на замершую в ночном небе лампу луны, мгновенно вспоминаешь восклицание Йошуа Бин-Нуна: «Солнце, стой над Гаваоном, луна над Аялонской долиной», и без всякого ориентирования по компасу узнаешь, что ты находишься в самой пуповине исторических событий тысячелетней давности, вышедших на всемирный уровень, ставших еще одним, после Исхода евреев из Египта, пьедесталом выхода человечества из рабства на свободу.

У  этой земли, выбранной автором не только, как место жительства, но и как место в Истории народа Израиля, неизбывные имена: Земля Обетованная и Святая. Она бы пахла, как лубок, выписанный маслом, которое еще не просохло и стекает с кисти, как только вышедший из обжига керамический сосуд.. И в полном покое души и природы можно было бы листать страницы истории богоизбранного народа, так же, как истории других народов, если бы страницы эти не были бы сожжены, если бы сквозь тысячелетия, как сквозь эти долины и поверх этих всхолмий, до нас не докатывался ветер, пропахший гарью и смертью.

Чем интересен срез жизни в поколениях семьи простого горшечника из Модиина Элеазара бен Рехаваама? А дело в том, что жизнь их освещена и освящена именами родившихся здесь, в Модиине великих Маккавеев – отца Матиттьяу и его сыновей – Йегуды, Шимона и Йонатана.  В отличие от пророков, начиная с законоучителя Моисея, это люди из народа, мужество которых, сумевших разгромить хорошо вооруженные и оснащенные греческие войска Антиоха Четвертого Эпифана на крутом спуске с Верхнего Бейт-Хорона к Нижнему, совсем рядом с Модиином, по сей день потрясает весь мир. С первых строк трилогии, за всеми перипетиями существования, забот жителей Модиина, как черный, трагический, медленно надвигающийся в течение трех романов фон, стоит угроза быть уничтоженными, стертыми жерновами держав – наследниками империи Александра Македонского, безумными и жестокими императорами Римской империи, такими, как Нерон, Веспасиан, Тит. Этот грозно стоящий вдалеке вал позже или раньше должен разрядиться и смести, подобно цунами, все и всех на своем пути. И начиная свою трилогию, Илья Немцов все время держал в уме эту угрозу и всеми силами души старался ее сдержать. Это и создало внутреннее напряжение развивающегося текста и трагическую целостность трилогии, хотя надежда, теряя на глазах свои позиции, пыталась со всех сил сопротивляться.

И все же подспудно читатель держит в уме, что жизнь на этой сожженной земле возродилась, и после тысячелетий преследований и гибели еврейский народ вернулся на эту землю праотцев  и сумел построить на ней свободное и цветущее государство – Израиль.

Мы от всей души поздравляем лауреатов.

 Эфраим Баух,

Председатель Федерации Союзов писателей государства Израиль

 

Вручение премии Давида Самойлова – видеофайл (101 mb)